Частные музеи — очередная налоговая лазейка?

Сенат США и Служба внутренних доходов серьезно сомневаются в искренности намерений меценатов, открывающих частные музеи, куда невозможно попасть простым гражданам.

Холодный пот прошиб коллекционеров, когда в конце прошлого года как гром среди ясного неба грянула новость о том, что правительство США собирается провести проверку частных музеев: кому они выгоднее — своим состоятельным основателям или гражданам? В ноябре Финансовый комитет Сената США направил официальный запрос в 11 частных музеев, чтобы получить сведения об их рабочих часах, статистике посещаемости и вовлеченности основателей в ежедневную работу учреждений. В мае этого года Оррин Хэтч, сенатор от Республиканской партии и председатель занимавшегося проверкой комитета, предоставил результаты своего расследования Службе внутренних доходов (IRS). Эксклюзивная копия доклада была получена The Art Newspaper.Хэтч пишет: «Несмотря на хорошие показатели, которые имеют многие частные музеи, я по-прежнему уверен, что эта область налогообложения требует доработки».

Финансовый комитет установил, что частные музеи в США работают по разным принципам. Так, вход в Музей Брод в центре Лос-Анджелеса свободный, и с момента его открытия в сентябре прошлого года здесь побывало уже 500 тыс. человек. Другие учреждения «не так активно продвигают себя» и «требуют записываться за несколько недель или месяцев до даты визита, таким образом, сужая поток посетителей до узкой группы попечителей». А некоторые учреждения, как, например, галерея Фонда Линды Пэйс в Сан-Антонио открыты всего 20 часов в неделю. Рик Мур, президент Фонда Линды Пэйс, в своем ответе официально заявил, что фонд приносит «немало пользы» общественности и в 2018 году планирует открыть выставочный центр площадью 1,3 тыс. кв. м по проекту Дэвида Аджайе. Девять из 11 учреждений, получивших запрос от комитета Хэтча, отказались от комментариев (либо их представители были недоступны). В США действует 43 частных художественных музея — больше, чем в любой другой стране, согласно «списку Ларри» — базе данных о коллекционерах со всего мира. Судя по федеральным налоговым декларациям, поданным в 2013 году, 11 музеев из списка Хэтча имеют активы на общую сумму $1,6 млрд. Хэтч выяснил, что многие учредители принимают участие в управлении своими музеями, а некоторые используют помещения под собственные нужды в нерабочие часы. Конечно, говорится в докладе, это «не причина для отзыва статуса освобожденных от налогов учреждений или введения налога за злоупотребление служебным положением. Однако такая ситуация ставит вопросы о природе взаимоотношений мецената и музея, которые заслуживают дальнейшего рассмотрения». За последние 15 лет цены на современное искусство выросли, и преимущества создания частного музея увеличились вместе с ними. Учредители могут «отбить» рыночную стоимость работы из своих налогов, что позволяет им снизить налогооблагаемый доход на целых 50% в год. А еще компенсировать стоимость страхования, реставрации и хранения «переданных» собственному музею произведений искусства. И вместо того чтобы годами ждать для своей коллекции места в крупном музее, можно держать ее под боком, открыв галерею или частный музей рядом с собственным домом. Эксперты говорят, что IRS, скорее всего, будет пересматривать состав налоговых деклараций для частных музеев и, возможно, даже проведет выборочные проверки. Пресс-секретарь ведомства уклонился от ответа на этот вопрос. Для сохранения безналогового статуса, частные музеи должны доказать, что полезны обществу. По мнению одного из коллекционеров, запрос Финансового комитета «до смерти напугает» подумывающих о создании собственного художественного музея. Другие, напротив, считают, что это позволит отделить зерна от плевел. «Люди, которые по-настоящему увлечены искусством, не гонятся за налоговыми льготами», — уверен Стивен Юрис, профессор Школы права Университета Майами. Парламентский запрос — это, по его словам, «предупредительный выстрел», показывающий, что «существуют правила и ограничения ваших действий после передачи ваших активов частному фонду». «Если бы у меня был клиент, собирающийся так поступить, — говорит юрист из Нью-Йорка Джейсон Кляйнман, — я бы предупредил, что частный фонд — это настоящая головная боль».

Некоторые музеи действуют на опережение. Гленстоун, частный музей в Мэриленде, находящийся рядом с домом его учредителейМитчелла и Эмили Рейлз, в 2012 году обратился в IRS с просьбой определить, составлен ли план расширения и использования прилегающего к музею участка в соответствии с налоговым кодексом. В совместном заявлении супруги Рейлз обещают увеличить часы работы музея (с недавних пор он открыт по воскресеньям). Но, даже после того как Гленстоун с активами в $850 млн прирастет в 2018 году почти на 16 тыс. кв. м зданием по проекту Томаса Файфера, по-прежнему будет необходимо «уточнять график посещения и приходить по предварительной записи на сайте, чтобы насладиться пребыванием в музее без очередей и спешки». 

11.07.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *