Новая выставка Дэна Холдсворта

Британский фотограф Дэн Холдсворт работает в жанре, который называют «географическими абстракциями». Его работы выставлялись в Тейте и Помпиду, а также находятся в коллекциях галереи Саатчи, музея Виктории и Альберта и ряде других.
В июне в Цюрихе при поддержке Audemars Piguet открылась выставка «A Future Archeology» английского фотографа Дэна Холдсворта. Несколько работ из представленной на ней новой серии «Continuous Topography» были показаны и на проходившей тогда в соседнем Базеле ярмарке Art Basel, они украшали стены лаунжа Audemars Piguet.
Все эти фотографии — симбиоз науки и искусства, изучение современного мира и попытка определить место человека в нем. Работы, которые нужно разъяснять, абстракции, на деле являющиеся фрагментами пикселей — Дэн Холдсворт берет их из изображений гор долины Жу, полученных в результате исследований местности и последующего 3D-моделирования... Звучит сложно и наукообразно, и ученый в этом проекте тоже есть — профессиональный геолог Марк Аллен, помогающий Холдсворту. Куда романтичнее собственное определение автора: «будущая археология», отражающая его попытку разобраться во времени и вечном. А куда же без времени, если в проекте присутствует имя часовой компании. И стремление разобраться в виртуальном, цифровом мире. «Цифровой мир — это то, что мы все сейчас воспринимаем как данность, но на самом деле мы о нем знаем так мало», — говорит Холдсворт.

«Мы живем в мире пикселей»

— С чего началось ваше сотрудничество с Audemars Piguet?
— Пять лет назад, в 2011-м, меня впервые пригласили в долину Жу — посмотреть, что вообще есть Audemars Piguet. Я провел там довольно долгое время. Сначала я работал над другими проектами для марки, но, на самом деле, и проект Continuous Topography, который мы в нынешнем году представили на Art Basel и на выставке в галерее Schublein + Bak в Цюрихе, зародился еще тогда. Я как раз начал увлекаться исследованием гор, а пару лет назад совместно с профессиональным геологом разработал довольно сложный процесс, в котором есть и GPS-навигация, и 3D-модели ландшафтов, и много чего еще. Словом, все, что позволяет нам препарировать пространство, фрагменты которого вы потом видите на фотографии. В Continuous Topography вы вообще видите только пиксели, даже фрагменты пикселей, но они взяты из точного изображения гор долины Жу! Технология такова: основываясь на полученных данных, мы создаем очень точную виртуальную 3D-схему пространства, а потом выбираем какой-то фрагмент на этой схеме для работы. Это проект на стыке искусства и науки.
— Звучит все так сложно, что, кажется, команда должна быть большой?
— На самом деле нет. Нас всего двое — я и геолог Марк Аллен. Все остальное помогают сделать технологии. Сейчас все решается при помощи дронов и других технических достижений. Даже самые сложные исследования можно сделать малой командой. Пусть это и займет несколько лет. При этом, хочу заметить, что наши исследования очень серьезны — мы точнее Google Maps создаем цифровую модель пространства. Разумеется, когда-то и это все будет недостаточно точно, как сейчас не точны карты, созданные не так уж и давно, несколько лет назад.
— Но это же не просто научное исследование, есть и художественная концепция. Работы этой серии выполнены в большом масштабе, при этом — это или фрагменты, или и вовсе пиксели, рядом с ними человек чувствует себя очень маленьким, частицей. Это часть задумки или мои личные ассоциации?
— Для меня главным было понять, что определяет наше восприятие. Мир меняется, мы давно живем уже в новом цифровом, или, если хотите, — виртуальном мире, но на самом деле еще очень плохо его понимаем. Мы обитаем в мире пикселей: каждый раз, делая фотографию на смартфон, мы пополняем эту цифровую реальность. Мы должны понимать, как меняется мир, чтобы найти свое место в нем и лучше понять себя. Цифровой мир изменил и восприятие времени, поэтому, мне кажется, этот проект и оказался близокAudemars Piguet.
— А если говорить о стиле этих работ, как бы вы его определили? Интересный микс получился — от минимализма до макро-арта в духе Substrackts Томаса Руфа. Отдельные вещи мне лично вообще напомнили Фонтану, если бы он был фотографом, а не художником.
— О, Фонтана! Это правильная и очень приятная мне ассоциация. Я всегда интересовался скульптурой, мне был интересен объем, в этих работах я пытался его достичь. Объем — это и то, что отличает картины Фонтаны. Мне кажется, Фонтана и правда делал бы что-то в том же духе, будь он фотографом. Еще я бы сказал, что эти работы отличает попытка уйти от привычного восприятия фотографии. Это вечная идея моего творчества. Язык мира меняется и язык фотографии должен делать то же самое.
— Как продолжится проект с Audemars Piguet?
— Выставку работ, приобретенных компанией, покажут в нескольких других городах, насколько я знаю. Больше совместных проектов мы пока не планировали, но я был бы рад продолжению. Сейчас же я в основном сконцентрирован на своей ретроспективной выставке — она откроется в следующем году и будет приурочена 20-летию моей профессиональной жизни.
— За эти 20 лет были ли проекты, которые вы хотели, но не смогли реализовать по разным причинам? Неснятые фотографии?
— Раньше были, конечно, но сейчас я уже не вспомню. Теперь подход совершенно иной — самой фотографии предшествует такой длительный процесс подготовки, что не снять ее уже просто невозможно.
 

30.06.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *