Хотелось сделать точечное погружение

Центр авангарда библиотеки «Просвещение трудящихся» и журнал «Тогда» открыли серию «Незамеченный авангард» книгой, посвященной купальне-бане Рогожско-Симоновского района (сейчас — ФОК «Торпедо»). С фрагментом брошюры можно ознакомиться здесь. Ближайшие презентации издания состоятся в Культурном центре ЗИЛ 10 июля и в Музее Москвы 31 июля. Глава Центра авангарда Александра Селиванова и создатель проекта «Тогда» Илья Старков рассказали о первой книге и об инициативе в целом.

— Как родилась идея серии?

Александра Селиванова: Появляется очень много книг по архитектуре авангарда, но там все время обсуждаются одни и те же памятники. Есть ощущение какой-то закольцованности. Есть такие общие путеводители, как «Красная книга» Николая Васильева и Елены Овсянниковой в ее новой версии. Очень хотелось сделать точечное погружение по нескольким объектам, о которых очень мало информации, и через них дать обзор новой типологии. Интересно исследовать малоизвестные здания. Конечно, в определенной степени я ориентировалась на серию монографий издательства Tatlin, но там опять же довольно известные объекты, просто они региональные, а в случае Москвы они сделали книгу о Доме Наркомфина. Другая серия, которая нас вдохновляла, — это «Биография московского дома» — издательство «Московский рабочий» в 1980-е годы выпускало такие трогательные книжки карманного формата про отдельные дома Москвы. Возникла мысль, что можно продолжить эту историю.

— В случае татлинской серии выбирались довольно известные здания, чтобы привлечь читателей. У вас же другой подход.

Селиванова: Как мы заметили по лекциям в Центре авангарда, незаезженные сюжеты как раз и привлекают внимание. К тому же была идея вытащить эти объекты на поверхность, сделать их интересными в том числе для экскурсий, ввести в научный оборот.

Каждая история в этой серии будет специфической и будет иметь разное развитие. В некоторых ситуациях книга поможет сохранить памятник, в других — раскрутить его и привлечь аудиторию. В случае здания из первой книги собственник хочет поменять его функцию и превратить в культурный центр. Мне показалось, что это интересная история, а книга может помочь.

— А как вы выбираете объекты, помимо того что они малоизвестные и неочевидные?

Селиванова: Это происходит абсолютно случайно. Что касается конкретно бассейна, то несколько лет назад я там делала экскурсию, когда мы устраивали автопробег по авангарду. Это грандиозное серое здание меня всегда интриговало, когда проезжала мимо него по Третьему транспортному кольцу. Придя туда, я столкнулась с очень симпатичными людьми, которые там работают и фанатично преданы своему делу, и обнаружила потрясающие сохранные интерьеры со скульптурами, вазонами, масляной краской, плиткой и т.д. Мы там провели лекцию с экскурсией, я там поплавала, и потом у меня в голове несколько лет была мысль, что нужно что-то с этим делать.

Другой объект у нас на очереди — это Даниловский универмаг, которому в этом году исполняется 80 лет и где мы с Ильей недавно открыли микромузей — выставку, посвященную истории этого места: у нас появились редкие, никогда не публиковавшиеся архивные материалы, которые войдут во вторую книжку (чертежи, например). Третья история — РЖСКТ «Обрабстрой», по-московски специфический жилой дом переходного типа, совмещающий коммуну-общежитие с обычными квартирами. В этом доме у наших друзей есть квартира, они очень глубоко занялись его историей, нашли чертежи, истории перепланировок и жильцов — все это складывается в комплексный сюжет. Так как каждая книга в серии — это вход в типологический круг, то через историю с той же купальней-баней мы рассказываем про подобные комбинаты чистоты, причем не только в Москве, в связи с Даниловским универмагом — о Мосторге и вообще типологии крупных торговых сооружений, а через дом переходного типа — о том, что происходило в Москве в сфере жилищного строительства в 1920-е — 1930-е годы, когда существовали не только дома-коммуны или типичные моссоветовские дома, а были еще дома-гибриды, о которых мало что известно.

— Каждая книга — об отдельной сфере жизни через архитектурный объект?

Селиванова: Да, без повторов. Идея в том, чтобы рассказать о гигиене, жилье, торговле, питании, образовании, производстве и показать все новые типы зданий того времени. Культурный и социально-исторический контекст — обязательная часть этой серии. В данной книге этим как раз занимался Илья.

Илья Старков: Я написал про стратегию, которую выбрало молодое Советское государство в связи с массовым отсутствием гигиены, как оно боролось с этим и насколько удалось осуществить эти планы. Начиная аж с 1919 года стали образовываться новые институты — различные кружки, посты, санитарные избы и прочие. А купальня-баня является следствием этой борьбы.

— А эта социально-историческая и культурологическая часть основана на новых исследованиях?

Старков: Это отсылки к историческому фону, к тому, что происходило в 1920-е — 1930-е годы. Есть цитаты, реплики, выдержки из инструкций. Много источников, которые публикуются впервые.

Селиванова: Поскольку будут привлекаться разные авторы, в каждой книге будет своя история. Но важно, что это привлечение прямой речи эпохи без пережевывания ее исследователями. В случае дома РЖСКТ «Обрабстрой» это будет абсолютно новая история, потому что не существует публикаций про данный тип жилья — он известен только в узких исторических кругах, без привлечения архитектурного контекста и разговора о жилищной политике. Есть два автора, пишущих об этом, а мы хотим привлечь людей совсем из другой области, которые занимаются социальной историей, чтобы появились новые содержательные слои.

— Как будет развиваться серия?

Селиванова: Мы только запустили эту серию, и непонятно, будем ли мы ее издавать сами, изыскивая средства, или сможем найти издательство, которое примет все наши взгляды, формат и поддержит эту историю. Пока что мы видим серию как 10—12 книг, потом из этого вырастет что-нибудь еще. Возможно, это будут какие-то виртуальные вещи, например сайт, так как развивается параллельная история, связанная с угрозой памятникам авангарда, — я занимаюсь составлением большой цифровой базы с картой.

— А вообще издания действительно могут помочь что-то спасти?

Селиванова: Это вещи, напрямую не связанные. Просто если готовится книга, то на основании собранного материала можно потом писать заявки в Мосгорнаследие. Я постоянно этим занимаюсь. Но, например, эта баня-бассейн имеет невнятный статус ценного градоформирующего объекта, то есть она никак не защищена, не внесена в реестр, но подавать заявки на повышение статуса уже нельзя. Она находится в таком промежуточном состоянии, которое полностью блокирует изменения. По сути, книги — это пиар зданий как чего-то, представляющего ценность. На уровне личного общения с девелопером на основе таких книжек можно на что-то повлиять. Но, как мы видим на примере великолепной книги «Новые дома» Татьяны Царевой и Елены Соловьевой, потрясающего десятилетнего исследования, публикации не спасают рабочие городки от сносов. И хотя там собраны полностью биографии этих архитекторов, глава ВООПИиК говорит, что это никому не известные фамилии.

На уровне личного общения с девелопером на основе таких книжек можно на что-то повлиять.

— А если не касаться архитектуры, а говорить об истории — например, что вот здание, где впервые стали что-то такое важное делать? Это влияет на решения чиновников?

Старков: Думаю, они об этом просто не знают. Например, не знают, что в бане-бассейне проходили первые международные соревнования по водным видам спорта. А это было единственное место, где тогда происходили соревнования такого уровня.

Селиванова: Конечно, новая социальная программа всех этих объектов абсолютно непонятна и неинтересна людям, которые сейчас этим занимаются, владеют этими зданиями или пытаются там что-то сделать, потому что прошло 80 лет и, например, клубы с огромными вестибюлями совершенно не востребованы — тогдашний уклад жизни не имеет никакой связи с сегодняшними потребностями. Это уже археология. И скорее другими путями, привлекая проектировщиков и архитекторов, можно объяснить, что дом-коммуна может быть превращен в очень модное, клевое место. В книжках мы такую задачу не ставим.

— Руководство торгового дома «Даниловский» с вами дружит?

Селиванова: Да, мы с ними наладили контакт.

— Это, видимо, упрощает работу над подобными изданиями?

Старков: Это упрощает доступ в московский архив технической документации, чтобы получить информацию об объектах. Без разрешения собственника это было бы сложно.

Селиванова: Это было бы невозможно. С некоторых пор, последние лет 15, архив города Москвы предоставляет чертежи, даже если дому 100 или больше лет, только с письменного разрешения собственника, что, кстати, очень вредит градозащитной деятельности, потому что в большинстве случаев просто нельзя достать документы.

— Собственник часто просто заинтересован в том, чтобы препятствовать их получению.

Селиванова: Именно. В случае с баней-бассейном, Даниловским универмагом и домом «Обрабстроя» везде эта возможность была, а потому мы впервые можем опубликовать все эти чертежи, выяснить авторство.

— То есть вы оказываетесь ограничены в выборе объектов теми местами, где есть доброжелательный собственник, который не против такого рода публикаций?

Селиванова: Так сложилось с первыми тремя книгами в серии. Дальше не знаю. Каждый раз это попытка выстроить диалог, потому что с бассейном первоначально мы вообще не планировали, что они нам будут помогать, стали делать это абсолютно без их помощи, использовали чертежи, которые Наталия Николаевна Броновицкая пересняла 20 лет назад, когда это было возможно. Но потом собственники оказались заинтересованы в нашей работе, быстро заказали и достали архивные материалы, а также, что особо ценно, разрешили нам съемку по всему объекту. У нас есть прекрасный фотограф Ольга Алексеенко, которая смогла снимать везде, включая технические, подвальные и чердачные помещения, оборудование и т.д.

— Вы коллегиально отбираете объекты для серии?

Старков: Есть Саша, она историк архитектуры.

Селиванова (смеется): Да, немножко насильственно. Но, с другой стороны, РЖСКТ «Обрабстрой» предложили сами ребята, которые собирали о нем информацию. Они предложили, по сути, готовый материал: хотите — давайте сделаем? Я, конечно же, согласилась.

 

01.07.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *