Ник Ласкомб - о рекомендательных музыкальных сервисах

21 июля в Москве стартует музыкальный форум SELECTOR PRO, организованный Британским советом совместно с Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Событие пройдет в Москве во второй раз и соберет на одной площадке британских и российских профессионалов, а также любителей музыки для обмена опытом и знакомства с новыми трендами. В число участников дискуссии «Как машины советуют нам музыку и что с этим делать» вошел Ник Ласкомб, британский диджей, продюсирующий музыкальные радио-шоу для BBC 6 Music, BBC World Service и NME Radio, специалист по музыкальным платформам. ЕЛЕНА КРАВЦУН поговорила с НИКОМ ЛАСКОМБОМ о рекомендательных сервисах и их влиянии на музыкальный рынок.

— Ник, вас считают большим специалистом в электронной музыке. Как вы считаете, будущее все еще за ней?

— Да, технология облегчает процесс создания музыки для людей, вам уже не нужно обучаться игре на инструменте, чтобы написать для него музыку. Определенно, будущее за электронной музыкой, но всегда будут люди, которые хотят сесть и научиться игре на скрипке, на гитаре, сыграть классическое произведение. По моему мнению, электронная музыка демократизировала возможность создания музыки, и, определенно, в будущем она будет играть очень важную роль.

— Вы ведете музыкальные программы на радио с 1999 года с собственным отбором плейлистов, в которые попадают самые разные артисты со всего мира. Вы отбираете музыку по принципу «нравится—не нравится»?

— Мне повезло, что я отбирал музыку только для радио-шоу, и это никогда не менялось. Это значит, что я выбирал только ту музыку, которая мне нравится. Да, звучит эгоистично. Но я всегда думаю и о других людях при выборе музыки — понравится ли им услышанное? Иногда мне кажется, что людей «принуждают» полюбить определенную музыку, потому что индустрия уже сама решила, какой артист станет великим. Мне нравится думать по-другому: если предоставить людям интересную музыку, и повысить планку ее качества, то в общем всем она понравится. Очень важно это делать, потому что сейчас очень много мейнстримовой музыки, что само по себе нормально, поп-музыка отлична, но просто я обитаю в немного другом музыкальном пространстве.

— Из тех артистов, музыку которых вы ставили, в ком вы точно не ошиблись, как показало будущее?

— В том плане, как они пришли к успеху? Знаете шведскую группу Little Dragon? Я рано начал поддерживать их, я приглашал их на концерты, они играли для моих фанатов на клубных вечерах. И они стали очень популярными, их имя было у всех на устах. И я предполагаю, так же случилось с Джейми Вун (Jamie Woon) и другими исполнителями, которые нравились мне с самого начала. Но, честно говоря, их очень много, и я не могу присвоить все лавры себе. Дело не только во мне, есть другие люди, которые выполняют такую же работу, это результат совместных усилий, и я составляю лишь часть группы людей, которые поддерживают новых интересных исполнителей.

— Я знаю, что основатель проекта Musicity — мобильной и веб-платформы, исследующей связи между географией и музыкальной сценой разных городов мира, в числе которых Лондон, Токио, Барселона, Нью-Йорк, Сингапур и Берлин. В чем цель этих исследований?

— Идея Musicity заключается в двух вещах. Первое — это помочь людям открыть для себя новую музыку. Второе — это осмотреть здания и увидеть их с непривычной стороны. Так что проект связан с музыкой и архитектурой. Идея в том, чтобы закрепить особое ощущение от прослушивания музыки в каком-то конкретном месте. Знаете, как иногда вы слышите музыкальную композицию на своем телефоне или iPod и одновременно видите какое-то здание или пейзаж. И у вас возникает желание сохранить это ощущение. Как будто вы в фильме и играет идеальный саундтрек для проходящей перед глазами картинки. Мне хотелось воплотить это в жизнь в условиях города, где люди могут наслаждаться прослушиванием музыкальной композиции, находясь в это время в одной определенной локации. И мне казалось очень интересным, если композиторы создадут музыку об архитектуре, о зданиях, в которых мы живем. Через приложение смартфона вы находите локацию и включаете музыку, написанную специально для этой локации. Смысл в том, чтобы дать новый способ посмотреть на главные улицы, на архитектуру через призму музыки. В настоящее время проект был запущен в Сингапуре, Токио, Осло. Так же я бы очень хотел сделать версию для Москвы — это фантастическое место, с невероятной архитектурой.

— То есть этот проект связан с современным искусством и звуковым дизайном?

— Да! Большинство треков в Сингапуре походят на sound-art, Джон Хопкинс создавал произведения в этой сфере. Но некоторая музыка — это привычные нам песни, со словами об этом конкретном месте. В общем, такой микс из саунд-арта, инсталляции, словесного искусства, поэзии.

— Я знаю, что вы работали c iTunes в Лондоне. Что конкретно вы делали?

— Это было в 2006–2010 годах. Я начал там работать до того, как появился iPhone (смеется). Кажется, это было так давно. Моя работа заключалась в том, чтобы подобрать музыку, которая понравится пользователям по всей Европе — и я говорю о континентальной Европе, не только о Великобритании, но и обо всей остальной Европе, от Ирландии, через Францию, Бельгию, Грецию, Италию, Испанию, к северным странам. У них всех были отдельные магазины iTunes (iTunes Stores), и я должен был выбрать, что люди захотят увидеть, зайдя в эти магазины. Жанры были разнообразные, от джаза до альтернативной музыки, электронная и танцевальная, а также поп-музыка. Каждую неделю я заходил туда, обновлял страницы и искал то, что понравится людям, что они захотят приобрести в iTunes. Да, это была моя работа — каждый день слушать всевозможную музыку.

— Это идеальная работа! Как такие онлайн-платформы позволяют музыкантам зарабатывать, ведь по факту вы можете скачать все, что угодно, бесплатно из интернета?

— Да, существуют проблемы, связанные с прослушиванием музыки онлайн и платы музыкантам. Это очень интересная проблема, которая еще набирает свои обороты. Отчасти поэтому я организую столько живых выступлений. Запись или трансляция в Apple становятся рекламой для живых выступлений музыканта, потому что еще возможно зарабатывать деньги на живых выступлениях. Привычная модель существенно меняется. Но самое важное то, что музыканты вообще есть на таких площадках, как Apple и Spotify.

Заработать деньги, будучи музыкантом, непросто. Производство никогда не было легким. Для новых независимых артистов очень сложно заработать на своем творчестве. Преимущество интернета в том, что большее число людей могут узнать о вашей музыке через такие крупные сервисы, как Apple.

— Название дискуссии, в которой вы планируете принять участие в России на музыкальном форуме SELECTOR PRO: «Вам это может понравиться: как машины выбирают музыку для нас». И как же машины выбирают музыку?

— Существуют очень умные алгоритмы, основанные на том, что люди слушают и покупают (например, в Apple). Когда вы проигрываете музыку на Apple, информация об этом сохраняется. Благодаря этим данным компания предоставляет вам список альбомов, которые, по их мнению, могут вам понравиться. Эту осуществляется с помощью алгоритма. Вот такой роботизированный подбор музыки для пользователей. Иногда это работает, иногда нет. Бывает, Apple Music или Spotify выдают прекрасную рекомендацию, что-то, что вы прежде никогда не слышали. Множество людей узнают о новой интересной музыке таким образом. Я думаю, это ценно, но также я думаю, что кураторы и человеческий фактор важнее на данный момент. Интересно, что на этом семинаре в Москве многие докладчики будут рассказывать о людях-кураторах, которые подбирали музыку для пользователей. Работа эта пока еще недостаточно утонченная, чтобы сделать все идеально. Еще одна история: есть люди, которые проверяют, что рекомендуют машины. Целая армия людей по всеми миру, которые наблюдают за рекомендациями, оценивают работу алгоритмов и передают информацию обратно в корпорации. Все технологии движимы человеком.

— Какие платформы вы лично используете в своей работе и в жизни?

— Я использую Apple Music, Spotify, Bandcamp. Мне нравится Bandcamp, потому что там можно купить музыку на физических носителях. Я этим часто пользуюсь, покупаю винил, CD. Кроме того, я покупаю записи через онлайн-платформы. Я использую радио. Радио — это, очевидно, прекрасная платформа для музыки. Купить музыкальное произведение по радио нельзя, но можно о нем узнать и впоследствии купить где-то еще. Нам очень повезло, что сейчас столько возможностей услышать новую музыку.

— Как эти сервисы по рекомендации музыки влияют на музыкальный рынок?

— Очень и очень серьезно. Вся эта история с рекомендациями играет большую роль; все компании, особенно Apple и Spotify знают, как это важно. Можно сделать музыканта очень знаменитым благодаря рекомендациям. В Spotify есть отличная функция: подписаться на кого-то и узнать, что слушают они. И кто-то, не совершая ничего глобального, просто из интереса к музыке составляет свои рекомендации — и эти рекомендации могут зайти очень далеко, они могут появиться в системе. Рекомендации — это, безусловно, важнейший инструмент.

— Нужны ли в таком случае музыкантам лейблы и какова миссия лейбла на сегодняшний день?

— Отличный вопрос. Множество музыкантов приходят ко мне с вопросом: «Я сделал запись, на какой лейбл ты посоветуешь мне ее отправить?» Это спорный вопрос, нужны ли лейблы сегодня, но вот что я думаю: когда выходит так много новой музыки для потребителей, им нужно больше фильтров. Им нужны радиошоу, которые проигрывают музыку определенного жанра, им нужны рекомендации от музыкальных платформ. Кроме того, звукозаписывающий лейбл все еще важен, потому что это бренд, которому доверяют. Если вы слышите о релизе на лейбле, который вам нравится и которому вы доверяете, то вы послушаете этот релиз. Лейбл помог вам отфильтровать и выбрать музыку. Так что, для меня лейблы все еще важны, я считаю, что они исполняют важные задачи, и представляют собой большее, чем просто релиз новых записей, они помогают артистам и руководят ими в разумной мере. Когда в лейбле яркие индивидуальности и классные грампластинки — такие лейблы очень полезны.

— Вы член жюри престижнейшей музыкальной премии Mercury Prize. Помогают ли сейчас такие награды артистам?

— Да, они действительно помогают. Все члены жюри получают iPod с приблизительно 300–400 альбомами и слушают их все. Постепенно их отсеивают, и жюри оставляет 20 лучших, который впоследствии становится списком из 12. Именно этот список вы видите в списке номинаций. Как только эти альбомы попадают в свет, в магазины и на музыкальные платформы, внезапно все эти музыканты просыпаются знаменитыми. Уже на этой стадии конкурс очень помогает молодым независимым музыкантам. И затем определяется победитель, который привлекает к себе огромное внимание. Не знаю, насколько больше записей они продают, но скачок в продажах точно есть. Это не миллионы продаж, как думают некоторые, но артист становится узнаваемым — это точно.

 
19.07.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *