Будем показывать объединенную коллекцию все в большем и большем объеме

В конце мая стало известно о слиянии в единую структуру Государственного центра современного искусства и Музейно-выставочного центра «РОСИЗО». TANR расспросила главу нового объединения о судьбе проектов и коллекций сливаемых организаций.

Решением Министерства культуры России ГЦСИ становится структурным подразделением РОСИЗО, возглавит объединение нынешний руководитель РОСИЗО Сергей Перов. Основной целью слияния в министерстве назвали «создание единого центра поддержки современного искусства, площадки диалога между государством и современным творцом». Все полномочия по проведению проектов, которые раньше курировал ГЦСИ (премия «Инновация», Московская международная биеннале молодого искусства, Фестиваль коллекций современного искусства, павильон России на Венецианской биеннале), переданы РОСИЗО.

Какие цели после объединения РОСИЗО и ГЦСИ будет ставить перед собой холдинг? Изменится ли тематика выставок, привычных для московского ГЦСИ и филиалов в других городах? Кто будет формировать выставочный план?

Объединение РОСИЗО и ГЦСИ — это объединение двух организаций с серьезной репутацией как в России, так и за рубежом. РОСИЗО, который собирал коллекцию работ ХХ века, вместе с сотрудниками ГЦСИ сейчас будет выполнять одну большую глобальную миссию по популяризации коллекции искусства последних 100 лет.

Безусловно, у холдинга будут свои задачи, но, перед тем как что-то заявить публично, я хочу пообщаться с профессионалами. Поэтому мы начали встречаться с руководителями направлений ГЦСИ — людьми, которые проработали в этой организации не один год. Хочу с ними поговорить и определить уже наши общие планы.

В части творческих проектов РОСИЗО и ГЦСИ как единой институции никаких кардинальных изменений не произойдет. Мы планируем продолжать ту деятельность, которую сейчас ведут обе организации. Холдинг точно будет развивать просветительские, образовательные проекты, работать с детьми как с отдельным направлением, точно сохраним специализацию по выставкам и точно будем показывать объединенную коллекцию все в большем и большем объеме. Мы будем показывать свои собственные фонды и фонды региональных музеев. С присоединением ГЦСИ мы продолжим работать, но уже в других масштабах с современным искусством. Помимо изобразительного искусства, мы планируем заниматься современным театром, музыкой, кино. У ГЦСИ были такие программы, но теперь они будут значительно масштабнее.

Будут ли продолжены крупные проекты, начатые каждой из организаций: строительство нового здания ГЦСИ в Москве, развитие новых площадок РОСИЗО (на ВДНХ, в Зарядье, площадка для обменных проектов с региональными музеями)?

Все проекты, которые задуманы и уже находятся в процессе реализации, будут продолжены. Что касается строительства нового здания ГЦСИ, то я уже поднял вопрос о том, чтобы документы на экспертизу были поданы в ближайшее время. Проект сложный, вопросов по нему много, но я буду делать все возможное, чтобы он состоялся.

Что будет с коллекциями обеих организаций? Они будут слиты в одну?

Музейный фонд Российской Федерации единый и неделимый. Формально это будет объединенная коллекция реорганизованного РОСИЗО.

Как изменятся крупные проекты ГЦСИ — премия «Инновация», Московская международная биеннале молодого искусства, Уральская индустриальная биеннале современного искусства?

Все проекты будут реализовываться в соответствии со своими планами. Молодежная биеннале пройдет, как обычно, летом. Насколько я знаю, Уральская индустриальная биеннале в Екатеринбурге сейчас собирает предложения от сообщества о том, какой она будет в следующем году, где пройдет, на каких площадках.

«Как сделать так, чтобы все-таки доезжать туда, куда ничего никогда не доезжало»

Перед самым объединением РОСИЗО и ГЦСИ Сергей Перов рассказал главному редактору The Art Newspaper Russia Милене Орловой о смене эпох, планах и проектах, о взаимодействии с Минкультом и кураторами и о том, как реагируют на выставки люди в городках на окраинах России. А также анонсировал две новые площадки и поделился планами межмузейного обмена.

Вас можно поздравить с открытием постоянного павильона РОСИЗО на ВДНХ. Очень удачно все сделано с точки зрения дизайна, и магазин сувениров симпатичный. Но мне показалось, что в дебютной выставке «Всегда современное» нет никакой особенной концепции.

Мы участвуем в выставках и в России, и за рубежом, но нам хотелось использовать собственную коллекцию в интересном творческом проекте. С открытием нового пространства у нас эта возможность появилась. Что касается концепции выставки, то сама архитектура павильона, расположенные в здании три зала и 1,5 тыс. м экспозиционных площадей, продиктовала нам деление на три эпохи. В главном зале — 1910–1950-е, следующий зал — 1960–1980-е, третий — 1980–2000-е. Идея этой выставки — показать слепок эпохи, слепок времени. Это — наши деды, это — отцы, а это — мы. У нас, например, стоят модели башниВладимира Татлина и скульптуры «Рабочий и колхозница»Веры Мухиной. Они расположены друг напротив друга и демонстрируют два направления в искусстве — официальное и неофициальное, которые конфликтуют изначально. Когда на это все смотришь, то понимаешь, что люди жили в одно время, одно и то же видели вокруг, но очень по-разному реагировали на происходившее.

Но кто-то их выбирал? Вы не называете имен тех, кто работает над той или иной выставкой? У вас есть какой-то принцип анонимности или коллективности?

Мы решили не приглашать кураторов с громкими именами. Для нас важно, чтобы люди приходили не на известную фамилию, сразу представляя, что они увидят, а на саму выставку. Но у нас есть творческая группа. Во-первых, это Иван Демидов (Фонд развития современного искусства) — партнер, который нам обеспечивает мостик к современному искусству и иногда даже меняет наш взгляд на восприятие произведений из фондов РОСИЗО. В группу также входит Дмитрий Ханкин (галерея «Триумф») — партнер, который привлекал на выставку работы современных художников. Наши специалисты, безусловно, участвуют тоже. Заместители директора РОСИЗО Виктория Викторовна Павленко и Ирина Наумовна Дуксина, которые отвечают за внутрироссийские выставки и научную работу соответственно. Еще мы привлекаем Союз художников России — они тоже предоставляли коллекции и помогали отбирать произведения.

Когда мы выходим с выставками на ВДНХ, мы должны понимать, кто наш посетитель, и учитывать широту аудитории. Например, в один из дней после открытия на выставку пришло 800 человек, а пиковое посещение зала — 1 тыс. человек. И это предел. В этот момент у нас уже стоят очереди.

Вы вообще мастера по очередям. Вы у нас возглавляете рейтинг самых посещаемых российских выставок 2015 года с «Романтическим реализмом» в Манеже, уступая только Захе Хадид в Эрмитаже. Хотя ваша выставка в Манеже была бесплатная. Это немножко меняет картину.

Цифры абсолютно достоверные, потому что мы смонтировали очень простую систему подсчета. На высоте 2–3 м от пола вешается камера, которая по тепловому пятну считывает количество вошедших и вышедших, и статистика тут же уходит в Интернет. Я отправил ссылку министру культуры и всем кураторам, которые по часам в реальном времени могли видеть график посещения. Никто не поверил, когда я написал всем СМС: «Коллеги, у нас сегодня пиковое посещение выставки „Романтический реализм“ — 11 тыс. человек». Все говорили: «У вас, наверное, какая-то ошибка». А потом заходили по ссылке и видели реальную картинку происходившего: зал был полный.

Хочется, чтобы «Галерея РОСИЗО» на ВДНХ тоже была успешной. При этом не хочется, чтобы люди испытывали неудобство и стояли в очередях. Для этого мы сделали кафе на стилобате и организуем перед входом специальную программу, в которой могут принять участие посетители. Но в целом очередь, конечно, всегда льстит.

Кроме коллекции РОСИЗО, представленной на выставке на ВДНХ, у вас 40 тыс. единиц хранения, а также много работ, взятых из других музеев, у коллекционеров и галерей. Последняя работа современного художника, которая числится как принадлежащая вашей коллекции, — скульптура Бориса Орлова 1978 года. Раньше РОСИЗО занимался закупками работ. Продолжаете ли вы закупать что-то? Есть ли современное искусство в вашем собрании?

Да, вы правы, раньше закупки носили массовый характер, и мы были обязаны закупать, а также распределять произведения искусства. Мы занимались этим профессионально и закупали до тысячи предметов в месяц. Последние два года мы этим не занимались. И собственно, работа Бориса Орлова, о которой вы говорите, была куплена два года назад, как и картина «Бампер „Волги“» Бориса Турецкого. После этого был введен мораторий Министерства культуры на закупки. В этот период мы ничего не покупали, только получали в дар. Но сейчас мы с главным хранителем и руководителем выставочного направления договорились о том, что начнем процедуру закупок снова.

Конечно, обидно упускать, молодых художников особенно.

Часто бывает, что у нас накапливается определенное количество предложений по покупкам произведений искусства. И тут начинается моя работа как генерального директора. Нам нужно обосновать перед Министерством культуры, нашим учредителем, предложения по закупкам. Современное искусство до сегодняшнего дня мы не покупали. И наши партнеры по выставке «Всегда современное» — Фонд развития современного искусства и галерея «Триумф» — помогают начать работать в этом направлении тоже.

Поскольку мы заявили цикл «Всегда современное», мы должны сейчас стать экспертами и в современном искусстве, начав диалог с авторами и сообществом. И для нас этот шаг знаковый во всех смыслах. Ведь заметьте, что это первая за все время существования РОСИЗО с 1959 года выставка, где при поддержке государства объединились классическое и современное искусство.

Казалось всегда, что РОСИЗО — это такая служебная организация, то есть вы делаете выставки на заказ. Сейчас так же остается или вы можете реализовывать и свои идеи? Эта галерея, например, — она была придумана РОСИЗО?

С сентября прошлого года, когда я возглавил организацию, не было ни одного заказа от государства. Не потому, что оно утратило интерес к РОСИЗО, а потому, что мы всегда предлагали выставки, которые Министерство культуры принимало. У нас, конечно, есть государственное задание. Оно предусматривает проведение какого-то количества выставок в год. Это фактически просто констатация того, чем мы всегда занимались.

Моей первой выставкой в должности директора РОСИЗО был «Романтический реализм» в Манеже. Автором идеи выступил министр культуры. Он предложил реализовать эту идею директору Государственной Третьяковской галереи Зельфире Трегуловой и творческой группе, в которую вошли Эдуард Бояков и Дмитрий Ликин. Можно считать это заказом или нет? Решайте сами.

Важно, что в этом году на базе той выставки мы изготовили копии части произведений и в рамках образовательной программы «Место встречи с искусством» отправили их в тур по 29 малым и средним городам России.

Это репродукции или мультимедиа?

Это не мультимедиа. Почему люди в городе Свободный Амурской области выходят с такой выставки и рыдают? Женщины, которым уже за 50, говорят: «Мы первый раз в музее». Мы отвечаем, что это не музей, это наглядные пособия для занятий, но для них это неважно, потому что они никогда не покидали своего города и не видели настоящих картин.

Все картины были напечатаны по разработанной российскими специалистами технологии. Авторская группа получила на ее создание правительственный грант. Когда выставка «Романтический реализм» закрывалась, они тщательно оцифровали некоторые произведения и перевели их в специальный формат. Картины были напечатаны на настоящем загрунтованном холсте, который заряжался в станок и воспроизводил живописную манеру художника. В итоге рождалось произведение, только уменьшенное, чтобы это не было точной копией. Эти работы и уехали в регионы, вызвав в маленьких городах «культурный взрыв».

Вместе с Государственным Русским музеем мы сделали лекционную программу. Откровенно говоря, не думали, что она будет пользоваться такой популярностью, особенно в городе, где после семи часов вечера не ходит общественный транспорт. В итоге запись на лекции и мастер-классы была на три дня вперед.

Также в регионах у нас рисуют дети, участвуя в конкурсе «Моя картина». Победители поедут в июле и в ноябре в «Артек». После этого работы финалистов мы привезем в Москву, а детей пригласим на президентскую елку в Кремль. Там мы хотим сделать выставку и показать вместе с их работами детские рисунки 100-летней давности.

В региональном проекте, о котором мы говорим, нас поддерживают партнеры: Русский музей, Институт художественного образования и культурологии РАО, Московский государственный педагогический университет и «Почта России».

А выставки подлинников вы будете возить по русским городам?

Вывезти подлинники в глубинку невозможно, потому что там нет для этого условий, а где они есть — везде возим. Но сегодня больше думаем над тем, как сделать так, чтобы все-таки доезжать туда, куда ничего никогда не доезжало. Для нас это важно, потому что реакция людей на наш проект перекрывает все ожидания, и хочется именно таких вещей делать больше. У нашего проекта широкая география, дети со всей России нам пишут и рисуют сердечки: «Дорогой дядя директор РОСИЗО, спасибо, я никогда не рисовала». Как к этому можно относиться?

У вас большой штат, много отделов? Дизайнерское бюро тоже есть?

В РОСИЗО больше 150 сотрудников. У нас собственное хранение, свои багетные мастерские и много объектов, которые технически нужно обслуживать. Например, есть «РОСИЗО дизайн-шоп» (ROSIZO Design shop) — это созданная на основе нашей коллекции линейка сувенирной продукции, которая будет все время пополняться. Когда на ВДНХ откроется выставка «Космическая эра», появится линейка космических сюжетов и предметы, связанные с космонавтикой. Всех разработчиков мы привлекаем на условиях аутсорсинга.

У нас есть отдел региональных и зарубежных выставок, отдел виртуальных и мультимедийных проектов. И вообще мультимедийная составляющая для нас сейчас обязательна. Мы передаем информацию широкой аудитории через тач-панели, интерактивные столы и многое другое.

Если вы делаете большую выставку, обязательно эта часть у вас должна присутствовать?

Конечно, обязательно, ведь 80% наших посетителей — молодежь. Они без этого не мыслят современную жизнь. А технический прогресс неминуемо настигнет музеи. Мы работаем с передовиками, которые на мультимедийном рынке что-то понимают, например с компанией Interactive Lab. Это молодые ребята, они следят за новыми технологиями, появляющимися в мире. Очень интересно, что они уже зарезервировали новые очкиMicrosoft, проецирующие изображение прямо на сетчатку глаза. В этих очках вы можете ходить по экспозиции, видеть картины и одновременно считывать дополнительную информацию: биографию художника и многое другое. Или, например, внутри павильона будем делать выставки параллельной реальности. Это будет своеобразная шоу-рум, где собраны виртуальные экскурсии по любым музеям мира. Это будет интересно тем, кто пока не может себе позволить поездку на европейскую выставку или крупную выставку в России.

У вас получается плацдарм для всяких прогрессивных, новых идей. Вам, наверное, это легче осуществить, чем другим?

Может быть. У меня нет долгого опыта в музейной отрасли. Я просто слежу за всем новым, что появляется в мире.

А как вас в эту отрасль, извините, занесло? У вас, кажется, военное образование?

Я окончил военное училище, и у меня гражданское инженерное образование, затем я получил дополнительное образование в области финансов, маркетинга и управления. Главное — собрать профессиональную команду, правильно поставить задачи и проконтролировать их выполнение, а также разбираться в том предмете, которым ты занимаешься.

Когда вы возглавили РОСИЗО, у вас не было желания на лекции сходить по истории искусства? Вы себя уютно чувствуете в мире искусства?

Я себя очень уютно чувствую в мире искусства. У меня нет творческих амбиций. Я предпочитаю, чтобы каждый занимался своим делом. Я доверяю профессионалам в области искусства, которые со мной работают. Они формируют для меня как для директора творческие задачи, а я их выполняю в рамках своих компетенций. Нужны договоренности с музеями — сяду с директорами, буду договариваться. Нужны деньги — буду их искать. Если мне скажут, что нужно ехать договариваться с партнерами за рубежом, — поеду. По сути, моя основная функция — это менеджмент.

У меня нет притязаний воплотить в жизнь мои кураторские задумки! Поэтому я открыт для всех кураторов и любых институций. И внутри РОСИЗО рождается много новых идей, а я всегда готов поддержать наш креативный коллектив.

Интересно, что вы мыслите не только выставками. И все же хотелось бы немного узнать о ваших планах. Какие самые крупные проекты намечаются? «Космическая эра», которая пройдет на ВДНХ, — вы ее тоже делаете совместно?

Да, выставку «Космическая эра» мы делаем совместно с ВДНХ и Политехническим музеем. В мае в Центральном Манеже — совместную с Московским музеем дизайна выставку киноплакатов. В августе мы участвуем в «Ночи кино» и ставим на стилобат павильона на ВДНХ гигантский 30-метровый экран, где будем показывать видеоинсталляции. В октябре там же делаем выставку в рамках Года кино «Живопись и кино» с очень сильной концепцией — специально для аудитории ВДНХ. Это будет хит.

Из блокбастеров. С 4 ноября по 4 декабря мы хотим опять сделать выставку в Манеже, которая должна стать традиционной. Уже понимаем, что это будет, и предложим интересную концепцию. Все специалисты говорят, что такие выставки готовятся не один год, но я верю в то, что у нас все получится.

На 2017 год мы готовим большую выставку, которая будет посвящена 700-летию отношений Китая и России. Она будет очень масштабной и пройдет в Москве, Санкт-Петербурге и Пекине. Также в сентябре следующего года открывается парк «Зарядье», и мы на его территории будем показывать выставки и работать с медиацентром.

Помимо этого, мы планируем расширяться еще больше. В Москве нет ни одной федеральной площадки для межмузейного обмена, поэтому региональным музеям негде показывать свои коллекции. А поскольку с 1959 года мы занимались распределением по музеям страны произведений искусства, то знаем, где что находится. Министр поддержал нашу идею. Мы хотим, чтобы галерея появилась в центре Москвы, и просим поддержать нас и правительство города.

А дальше мы с «Почтой России» будем выпускать собственные почтовые марки. И, как принято во всем мире, каждый посетитель наших выставок сможет отправить в любой конец земного шара традиционную открытку.

Но письма уже никто не пишет.

Идея достаточно утилитарная. В Риме все идут к почте у собора Святого Петра, чтобы из Ватикана отправить друзьям открытки, — а почему бы это не сделать здесь? Вы купите открытку с работой из нашей коллекции и отправите ее: хотите — себе, хотите — другу. Прямо там, с маркой «Галереи РОСИЗО» на ВДНХ. Для этого у нас в павильоне появится ящик «Почты России». Слушайте, а ведь будет так интересно молодежи объяснять, как писать индекс и что это такое!

 

03.06.2016
Поделиться:
Комментарии
Имя *
Email *
Комментарий *